мнение
Дорофеев Николай

Дорофеев Николай: Слова с оговорками и дела

Родившись и прожив всю жизнь в России, а к тому же последние двадцать лет профессионально занимаясь изучением отечественной политической жизни, все больше убеждаюсь в ошибочности мнения о том, что, дескать, двух правд по одному вопросу не бывает. В России – бывает, особенно, если кому-то очень хочется. Недаром же у нас в народе говорят: если нельзя, но очень хочется – то можно.

Вот недавно с большим интересом посмотрел очередную телепередачу с участием Михаила Прохорова. Всем хорош претендент на высокий пост. И взгляд у него такой открытый, честный. Так и хочется ему поверить, особенно в слова о том, что согласно всем социологическим исследованиям и вычисленным на их основе предвыборным рейтингам, непрерывно стекающимся в его штаб, победа г-на Прохорова уже в первом туре просто неизбежна. Скажу больше – неотвратима. И потому мне – как человеку, которому импонирует этот молодой, успешный, умный и, очевидно, умеющий добиваться своего кандидат в президенты, - даже хочется досрочно за него проголосовать.

Но что делать с другой правдой? Она проникает во все информационные щели и дыры, и из нее следует, что кандидат в президенты Михаил Прохоров согласно уже другим соцопросам и рейтингам, находится, увы, отнюдь не на первом месте и не на втором. А если быть до конца откровенным, даже не на третьем.

А рейтинги эти составляются хорошо известными социологическими структурами типа ВЦИОМ или ФОМ. На протяжении многих предвыборных циклов их данные подозрительно совпадают с финальным результатом. Конечно, для кого-то это может послужить поводом небрежно бросить в споре пару фраз о нечестности выборов в России как таковых или об ангажированности социологических институтов. Сегодня такое модно. Но сути дела не меняет: возникают две правды, которые, в свою очередь, порождают несколько нелицеприятных вопросов. Например, кому верить? Или другой, вечный российский вопрос, что же делать?

Не хочу говорить за других, но для меня ответ на второй вопрос получен уже давно: делай, что должно, и будь что будет. А вот с первым сложнее. В возникшей коллизии – хочу верить Прохорову, а вынужден верить, допустим, ВЦИОМУ – ответ лежит в совершенно не прямолинейной плоскости. Его следовало бы поискать в логике предвыборной борьбы. А она заключается в том, что кандидат, как человек умный, понимает: он значительно и по многим параметрам уступает основному претенденту на главный должностной пост в государстве.

Уступает, возможно, - пока, на данном историческом отрезке. Но кандидат при этом видит для себя какую-то перспективу и желает остаться на политической арене. Что для этого нужно сделать? Правильно, выступать как можно больше и ярче, продемонстрировать свои достоинства гражданам и обещать им все возможное и невозможное, лишь бы не выглядеть бледным фоном для остальных конкурентов и отличаться от них желательно свежестью и новизной. И, повторюсь, обещать, обещать, обещать… Риска никакого, все равно ведь после 4 марта выполнять обещанное не придется.

В этой связи с большой долей уверенности могу спрогнозировать, что в ближайшие годы жители Рязанской губернии не станут свидетелями строительства нового города, и не быть пока региону центром российской логистики. Жаль, но не будет и личного театра у Владимира Вольфовича Жириновского. А какой актер пропадает в этом человеке, вынужденно продающем свой талант на каких-то политических подмостках. Уж его-то театр не прогорел бы никогда.

И чиновники могут не дрожать: 30-процентное сокращение их числа с последующим переобучением за счет бюджета для работы в реальной экономике, как обещал Михаил Прохоров, временно откладывается. Не попируем мы и на скорой свадьбе претендента, как бы ни старалась Алла Пугачева найти ему достойную невесту. И комитету солдатских матерей еще не скоро придется самораспуститься, потому что не удастся Прохорову с 1 января 2015 года отменить призыв в Вооруженные Силы и перевести армию исключительно на профессиональную основу.

Увы, увы, но все эти обещания, подобно множеству тех, которые раздают другие кандидаты на высшую в России должность (за исключением разве что одного единственного), так и останутся в истории нынешней избирательной кампании с обязательной оговоркой: выполню, если стану президентом.

Однако согласен со многими политологами, считающими, что одно свое обещание Михаил Прохоров наверняка выполнит. Если проиграю выборы, заявил он в конце января, то создам свою партию. А спустя месяц, буквально на днях, существенно скорректировал свое намерение, заявив, что уже сейчас, не дожидаясь 4 марта, приступает к этому делу. Оговорка "если проигра" отпала за ненадобностью.

Присылать мне ответы на мой комментарий