мнение
Нечаев Андрей

Нечаев Андрей: На этот раз России не удастся "пересидеть" кризис, как в 2008 году

Председатель партии "Гражданская инициатива"

В 90-е годы, со всеми их проблемами и ошибками, страна все же далеко продвинулась по пути создания рыночной экономики. И у части общества после прихода к власти Владимира Путина была надежда, что эти реформы будут продолжены. На тот момент была разработана достаточно серьезная программа либеральных экономических реформ, которая получила название по имени ее главного координатора Германа Грефа. Но в итоге она была реализована где-то на 15-20%, потому что, с одной стороны, в начале 2000-х годов случилось экономическое чудо, и на Россию полился "золотой дождь" из нефти и долларов. А с другой стороны, реформы, связанные с монетизацией льгот, вызвали очень серьезные социальные протесты и привели к серьезным тратам из госбюджета, которые не планировались Грефом. Это испугало власть и отбило у нее охоту дальше заниматься рискованными, но необходимыми реформами в экономике.

После этого был взят, на мой взгляд, абсолютно тупиковый курс на строительство государственного капитализма с экспортно-сырьевой ориентацией и сильной коррупционной составляющей. Это гораздо проще, чем развивать рыночные институты и создавать такие правила игры, которые будут стимулировать десятки тысяч экономических субъектов, включая малый и средний бизнес. Нужно подчеркнуть, что такая модель экономического развития нигде в мире себя не оправдала. Южная Корея вовремя успела отказаться от этой модели, в Аргентине она закончилась экономическим коллапсом. В России же, пока лился дождь из нефти и долларов, вроде бы все было относительно неплохо, даже росли основные экономические макропоказатели. Несмотря на усилившиеся коррупцию и воровство, "золотой дождь" все равно растекался тонкими ручейками по всей экономике социальной сферы – хватало и на армию, и на здравоохранение, и на увеличение пенсий.

Первый звоночек прозвенел во время кризиса в 2008-2009 годах, когда вопреки заверениям властей о том, что Россия – это островок стабильности, валовый продукт упал на 8%, чего не было ни в одной стране мира. Все это сочеталось с высокой инфляцией и быстрыми темпами падения производства – это самая худшая ситуация, которую можно представить. К сожалению, никаких выводов из этого сделано не было, и власть пошла по пути заливания кризиса деньгами. В результате этого те резервные фонды, которые были накоплены за долгое время, менее чем за два года похудели примерно в шесть раз. Но серьезных социальных потрясений в прошлый раз удалось избежать, хотя уровень жизни, безусловно, снизился.

Сейчас у нас в стране опять кризис, но только более глубокий, потому что из факторов роста остался только один –  это экспорт, а "золотой дождь" нефти и долларов почти закончился. Но справедливости ради, хотелось бы подчеркнуть, что падение основных макроэкономических показателей после короткого восстановления от предыдущего кризиса началось еще с 2012 года, весь 2013 и 2014 год был хроникой пикирующей вниз экономики. То есть основные показатели ухудшались еще до падения цен на нефть и западных санкций. А это совершенный признак того, что была выбрана тупиковая модель экономического развития, о чем я и сказал в самом начале. Поэтому не надо во всем обвинять падение цен на нефть; оно, конечно, усугубило ситуацию, но не стало первопричиной.

Антикризисный план, предложенный правительством, вызывает у меня большой скепсис. Дело в том, что этот план представляет из себя некую кальку с того плана, который был в 2008-2009 годах, когда в режиме ручного управления латались дыры и оказывалась помощь конкретным компаниям, приближенным к власти. То есть главная тактика была – пересидеть, она недальновидная, но имела под собой некую объективную основу, потому что тогда кризис имел общемировой характер. В то время можно было дождаться улучшения общемировой конъектуры, включая цены на углеводороды, что, в конце концов, и произошло.

Так вот сейчас фактически делается то же самое, только сейчас пересидеть не удастся, потому что мир, в отличие от нас, не в кризисе. То есть сейчас мы не дождемся резкого улучшения внешнего спроса, потому что он и не падал. Да и падение цен на нефть сейчас имеет совсем другие причины, нежели в 2008 году, когда она падала из-за отсутствия спроса. Сейчас основной причиной является не падение спроса, а война арабских шейхов с США за сохранение своей ниши на рынке, поскольку за последние три года Америка колоссально нарастила сланцевую нефтедобычу. А это означает, что возврата к 100 долларам за баррель ждать не приходится, по крайней мере, в ближайшее время. Так что этот фактор вытягивания российской экономики из кризиса не сработает.  Но наше правительство вместо того, чтобы использовать кризис для необходимых стране реформ, которые уже давно перезрели, предпочитает и дальше отсиживаться. Я считаю, что это может привести к весьма плачевным результатам.

Сейчас у нас в стране опять кризис, но только более глубокий, потому что из факторов роста остался только один – это экспорт, а «золотой дождь» нефти и долларов почти закончился
Присылать мне ответы на мой комментарий