мнение

Радость, светлый праздничек - принято решение сажать лесополосы! Признаюсь: такие выражения, как "разработанный Рослеcхозом проект стратегии", навевает память о вывешенной на стенке в пору моей недолгой службы в Минвнешторге повестке дня какого-то собрания. Один из пунктов был обозначен так: "О ходе подготовки к написанию проекта решения…" Но это так, личные ассоциации – мало ли чего не вспомнится за долгую жизнь.

Так чему же учит "проект стратегии"? Предполагается к 2020 г. насадить 4,4 млн га лесов в качестве лесополос, на что планируется потратить 83 млрд руб. Деньги большие, если пилить умеренно, как учат экологи, то и лесу достанется. Планы, вообще-то, амбициозные: в лучшие времена было этих миллионов га – пять, а теперь, пишут, осталось 2,74. Так что планируется провести работу, сопоставимую с т.н. "Сталинским планом преобразования природы". Реалистично ли? Нужно ли?

Начнём со второго. Безусловно, нужно. В степной зоне на полях, где есть лесополосы, скорость ветра уменьшается на 24-40%, испарение влаги с поверхности – на 17-21%, урожайность повышается на 5-7 ц с га. Сегодня до 90% степи распахано, поэтому островки натуральной природы возможны только в лесополосах и около них.

Там живут звери, птицы гнездятся, грибы растут. Лесополосы предотвращают или уменьшают эрозию почв. Недаром им при советской власти придавалось большое значение. Разрабатывались специальные составы деревьев, подходящие для каждой зоны. У нас в Сальском районе лучше всего зарекомендовала себя смесь акации с т.н. жердёвкой – диким абрикосом.

Сажать лесополосы может только государство: частнику неподъёмно. Вообще, все глобальные работы по мелиорации земель может потянуть только государство. Частник даже и не возьмётся: окупается не в этой жизни. Мы как-то подсчитали, во что бы обошлось подновление погибшей лесополосы, – получилось что-то невообразимое.

Что происходит сейчас с лесополосами? Да ровно то же, что и со всем остальным: они брошены. Пахотные земли разделены на паи, а лесополосы, сколь я осведомлена, по правовому режиму числятся землями резерва, т.е., говоря по-простому, ничейными. О них никто не заботится, ну народ и рубит помаленьку, отапливается.

Газ когда-то при советской власти вели-вели, да так и не довели до нашей станицы, привозят в баллонах, а тут тебе – дармовые дрова. Практикуется у нас и выжигание стерни, вообще-то официально запрещённое. А огню ничего не стоит перекинуться на лесопосадки. Ну и, конечно, свалка. Всякие отходы, строительный мусор русский человек тащит в лес.

В результате лесополосы на глазах хиреют и уменьшаются. За те восемь лет, что мы владеем двумя бывшими совхозами, сократились лесополосы приметно. И дело тут не столько в естественном старении деревьев – дело в небрежении и уничтожении. Возможно ли повернуть этот пагубный процесс вспять?

Обычно, когда рассуждают на подобные темы, говорят: "Если найдутся деньги и их не разворуют". Это так: без денег ничего не получится. Но это самая поверхность вопроса, потому что очень часто у нас не получается и с деньгами, с большими деньгами. Существо дела – в духе. Дух теснейшим образом связан с экономикой, но только не так, как казалось марксистам, а совсем обратным образом: экономика рождается в духе и от духа. Какой дух, такая и экономика.

Какой дух нужен, чтобы сажать леса? Было такое детское стихотворение Маршака "Что мы сажаем, сажая леса?" Что мы, в самом деле, сажаем? Мы сажаем далёкое будущее. Помните притчу из "Азбуки" Льва Толстого, где старик сажает яблони, с которых не съест яблок, но всё равно сажает. Чтобы так действовать, надо иметь перспективу, верить, что жизнь на нас не остановится, что моя сегодняшняя маленькая жизнь вписана в большую жизнь народа, страны, причём не только народа сегодняшнего, а народа в истории.

А какой дух господствует сегодня? Известное дело какой: жить в отрезке сегодняшнего дня, не жалея о прошлом и не "парясь" о будущем. Даже курсы есть, где специальные психологи учат жить "здесь и сейчас". Не вкладывать в будущее, а, напротив, заимствовать у будущего – вот какой сегодня дух.

Все эти бесконечные кредиты, которые, как внушают замороченному обывателю, есть неотъемлемая часть современного образа жизни – что это, как не заимствование у будущего? Схватить кусок, быстренько прокрутить, "обкэшиться" и зажить как рантье – вот смысл философии всей.

Какое отношение это имеет к лесопосадкам? Самое прямое! Человек, живущий "в отрезке сегодняшнего дня" - кем бы он ни был, агрономом, лесничим или предпринимателем, - никаких лесов сажать не будет. Он вообще не будет делать ничего такого, что не принесёт выгоды уже сегодня. У современного человека "завтра" как-то и нет. Может, оно не наступит – это самое завтра…

Картина мира стала плоскостной, лишённой перспективы, словно детский или средневековый рисунок. Именно поэтому у нас при всём обилии "стратегий", "концепций" и иных благих пожеланий - нет ни одного плана ни по какому поводу. И это не разные названия одного и того же. План – это тебе не «стратегия». Это точное описание того, что будет, сроки, ресурсы, ответственные и увязка с другими планами.

Так вот этого нет – ни на каком уровне: ни государства, ни компаний, ни отдельных людей. Современный человек не видит будущего, не верит в него. Какие уж тут леса сажать? При таком жизнеощущении гораздо умнее деньги распилить и положить в швейцарский банк, чем проращивать какие-то дурацкие жёлуди.

Вы скажете: это ж государство будет сажать. А что такое государство? Это те же люди с тем же мироощущением, с тем же чувством жизни. Они точно так же живут "в отрезке сегодняшнего дня". Это чувство жизни противоречит всякому в широком смысле инвестированию, вложению в будущее. Даже не хочется произносить слово "инвестирование", под которым часто подразумевается покупка акций. Хочется произнести солидное советское слово "капвложения". Вот этого в современной господствующей психологии нет и в помине. А вы говорите – леса…

Было ли такое когда-нибудь? Да, было. После войны - громадное движение за лесопосадки. Деревья сажали все и всюду. Собственно, современные степные лесопосадки, которые ещё недорубили и недожгли – берут начало с того периода. Была развёрнута мощнейшая пропагандистская кампания, о лесопосадках писали очерки, статьи, повести и едва не пьесы.

У меня в голове заблудились обрывки детского стихотворения из "Родной речи" 60-х годов: "В Орле, в Сталинграде, в Рязани, в Клину,/ Пусть каждый посадит сирень иль сосну./ Пусть лучше и краше, сама как весна,/Становится наша родная страна". Порылась в интернете, и оказалось: это из мультфильма 1949 г. (sic!) "Сказка старого дуба".

Почему именно дуба? Он считался главнейшим деревом в культуре. Между прочим, положительная героиня первого романа молодого Юрия Трифонова "Студенты" – учащаяся лесного техникума - отправляется в Сталинградскую область сажать дубы. Это 1950 год. Дуб – крайне медленно растущее дерево. Вообразите, какое было жизнеощущение: послевоенная разруха, необходимость создавать атомную бомбу и – дубы.

В нашем подмосковном посёлке в те времена насадили немало леса. Есть у нас чудная берёзовая аллея, спускающаяся к пруду, посаженная в 1946 г. До конца советской власти наша местность считалась "лёгкими Москвы", и в ней нельзя было без разрешения срубить дерево даже на СВОЁМ участке. Яблоню, которую сам посадил – можешь, а, положим, сосну, - не разрешалось.

Даже на засохшее дерево надо было вызывать лесничего. Детское воспоминание: мой отец, директор завода в этой зоне, распорядился срубить какой-то особо пылящий тополь, так его оштрафовали, он заплатил из своего кармана.

Сегодня значительная часть тех посадок, превратившихся во взрослый лес, отдана под приватную застройку. Всё как полагается: огромные особняки, каменные глухие заборы, вооружённая охрана. Лес сегодня только рубится, а лесничество для удобства ликвидировано. Лес отдан на съедение вредителям всех биологических видов. И аппетит у них хороший.

Поэтому я не верю в лесопосадки. Хорошо бы ошибиться.

Присылать мне ответы на мой комментарий