мнение
Пешкова Виктория

Пешкова Виктория: "Дармовой призывник" - дешевле контрактника?

Президентом Михаил Прохоров 4 марта не стал. Но, может, еще станет. И вновь посулит перевести армию целиком на профессиональную основу. Да, собственно, эта идея увлекает не его одного. А, с другой стороны, часто приходится слышать, что переход армии на контрактную систему не только невыгоден с финансовой точки зрения, но и антипатриотичен по сути. Вреден для государства.

И, мол, прожекты такого рода не более чем чистый популизм, стремление заработать симпатии населения, весьма значительная часть которого (между прочим, независимо от социального статуса и уровня доходов) спит и видит, как бы своих сыночков от армии отмазать.

Признаем честно: армия вообще "невыгодная" статья расходов для государства. Полезный для мирного сектора национальной экономики "побочный эффект" от военной промышленности, разумеется, имеет место быть, но он не настолько велик, чтобы сделать армию "самоокупаемой". И устаревает военная техника, оружие и снаряжение быстрей и необратимей, чем мирная продукция: на старом фрезерном станке работать хоть как-то можно, а вот на старом танке особо не повоюешь.

Обеспечение безопасности государства весьма затратное производство, и стремление любой ценой сократить издержки вполне понятно. "Даровая" солдатская сила, безусловно, "экономичней" контрактной, но вот эффективней ли?

Тут самое время уважаемому читателю впасть в недоумение: с какой это стати женщина об армии рассуждает, что она в этом понимает?..

Понимает. Десять лет в армии прослужила. В Советской, заметьте, армии (Советской – именно так, с прописной буквы), во времена всеобщего призыва, руководящей и направляющей силы партии и поставленного на отлично отлаженный конвейер военно-патриотического воспитания.

В руках у наших солдатиков была сложная радиоэлектроника, всю 12-часовую смену нужно было и глядеть во все глаза и слушать во все уши: малейшая неточность, небрежность или отключка могли привести - нет, не к третьей мировой войне (слава Богу!) - но к весьма серьезным последствиям: от точности информации, переданной нашей частью "наверх", зависели решения, принимавшиеся на очень высоком уровне.

И ребята это знали, но все равно позволяли себе халтурить: ну, посадят на губу, ну, лишат увольнительной, но не расстреляют же. А офицеры уж как-нибудь выкрутятся, ошибку исправят. Даже для самых сознательных из них армия была временем, вычеркнутым из жизни: нам бы только день простоять, да ночь продержаться. Хотя ребят к нам отбирали достаточно строго.

Чем выше техническая оснащенность армии, тем профессиональней и ответственней должны быть солдаты, несущие в этой армии службу. И контрактник, имеющий специальное образование, соответствующую подготовку и получающий за свою службу адекватное вознаграждение, будет эффективней мальчишки, который мечтает только о том, чтобы эта "каторга" побыстрее кончилась.

Разумеется, если контракты будут заключать именно с профессионалами, а не с авантюристами, воспринимающими контракт как способ деньжат по легкому срубить (не секрет ведь, что есть места, где и служба не пыльная, и рубль/ доллар/евро "длинный"). Спрос должен быть строгим и с "рекрута", и с "рекрутера".

Вопрос, как мне кажется, не столько в том, переходить на контрактную систему или нет, и даже не в том, сколько времени на этот переход понадобится (быстро не получится, это точно). А в том, как сделать так, чтобы система работала четко, без сбоев и отвечала реальным потребностям армии, а не интересам тех или иных военных структур или даже отдельных военачальников.

Хватит ли контрактников в ситуации "если завтра война, если завтра в поход" зависит от того, какая война и куда поход. Отказываться от возможности, если будет нужно, поднять в ружье всю страну, как минимум неразумно. Но срочная служба как средство поддержания боевого духа в боеспособной части населения страны уже давно себя не оправдывает. Любые навыки - хоть из автомата стрелять, хоть машину водить, хоть кросс десятикилометровый в полной выкладке бежать – без систематической тренировки атрофируются. И очень быстро. Надо другие методы искать.

А заодно подумать и о том, какой сегодня должна быть работа, в былые времена именовавшаяся военно-патриотической. Уже не первое поколение новой России вырастает с рождения заточенным на успех. И пока армия считается местом для лузеров и лохов, не сумевших от нее откупиться, никакого патриотизма мы от солдат-срочников не дождемся. Какие бы красивые слова ни произносили государственные и военные мужи с высоких и не очень высоких трибун.

Даже если в обозримом будущем поднимем мы престиж армейской службы, и, что еще важнее, сгенерируем, наконец, "национальную идею", это не гарантия того, что каждый призывник готов будет, если нужно, повторить подвиг Ивана Сусанина или Зои Космодемьянской.

Подвиг – особая нравственная категория. На поступок, который можно назвать подвигом, просто от природы не каждый человек способен. Даже если его соответствующим образом воспитывать. Да, есть горячие точки, где кто-то должен служить, и локальные конфликты, которые кто-то должен регулировать. Есть пограничье, где и в мирное время чувствуешь себя, как на войне.

Есть, в конце концов, нештатные ситуации, когда выходит из повиновения техника или сдает человеческий фактор. За деньги амбразуру своим телом не закроешь и падающий самолет от жилых кварталов не уведешь. В жизни всегда есть место подвигу. Именно место. И время. Но нельзя же целую жизнь прожить на пределе возможностей. Армия для тех, кто служит, и есть жизнь. Ежедневная работа.

Присылать мне ответы на мой комментарий